Охранники

Я только сегодня, наконец, для себя самого внятно сформулировал, что не так с тем, как нас доёбывают постоянно проверяльщики всех мастей.

Давайте порассуждаем. Ну при всём неуважении к полиции и при всём понимании, что они — что-то вроде киндзадзашных эцилопов, согласитесь, их приставания на улице:

  • крайне редки;
  • сколько ни доводилось, например, при проходе на митинг, проходить досмотр, всегда было «будьте любезны», «откройте, пожалуйста» и прочее-прочее.

Стать полицейским — как-никак, но минимальный образовательный и инструктажный ценз есть.

Василий Ложкин

Но речь о «чоповцах».

Нет, вы, конечно, можете сидеть безвылазно дома (у меня такое бывает, когда я закапываюсь в работу), или жить в глухомани (как моё замкадское Нахабино), — тогда, конечно, вас никто может и не дернуть за весь день.

Но нас бесконечно дёргают:

  • при входе на вокзал;
  • при входе в метро;
  • на входах в крупные торговые центры;
  • часто мудаки на выходах из крупных торговых центров с их «предъявите чек»;
  • при входе в музеи, театры, крупные библиотеки и прочие объекты культуры;
  • при входе в официальные учреждения (школы, суды, университеты);
  • кондуктора в наземном транспорте, перепроверяющие зачем-то за автоматическим валидатором у входа (это хорошо известно жителям Петербурга).

Что я еще забыл?
Как бы там ни было. Клоню я к чему.

А кто — эти товарищи, идущие на такую «чоповскую» работу?

В основном это люди едва-едва с образованием (не спорю, может, где-то в регионах есть исключения от безнадеги), которые, может, лет двадцать тому назад работали бы просто ночным сторожем на заводе или охранницей овощебазы. Они бы высовывались к вам только в том случае, если вы нарушаете их территорию.

Последние полтора десятка лет эта чоповская тараканья рать расползлась и расплодилась зловонной массой по всем нашим городам — и, если присмотреться, беззастенчиво лезет из каждого угла. Чуть ли уже не гордо тыкая тебе в харю: «Я — охранник, а ты передо мной ку два раза.»

Я уже предчувствую обвинения в том, что я неуважительно отношусь к охранникам.

Да, я отношусь к ним с неуважением, особенно в свете того, что, например, Петербургский метрополитен совершенно открыто даёт вакансии с обещанием зарплаты по 48 тысяч рублей как минимум. Посчитайте, сколько их, дармоедных, стоит около каждого входа, учтите, что смен там две-три за сутки, перемножьте; далее помножьте на количество станций — и вы ужаснетесь, сколько тратит метрополитен на кормежку этих дармоедов. Это только так, на приблизительную вскидку — отталкиваясь от официального релиза.

Скрин с сайта Петербургского метрополитена

И идите подальше вы, повторяющие шизофреническую присказку про то, что они там «для безопасности». Никакой безопасности они не обеспечивают. Они на входах создают пробки из людей — самые желанные места для этих ваших террористов, если бы им это реально было надо.

Есть версия, что эти рабочие места создаются как «социально гарантированный заработок» (эдакая «безусловная оплата», потерпевшая крах в Финляндии) — они не имеют ни навыков, ни образования, они ничего не производят и не делают ничего полезного, доёбываются до людей, получают за это бабло и по неписаной договоренности не сбиваются в новые ОПГ.

Пока не сбиваются.

На закуску расскажу историю. Не помню, от кого слышал.

Приехал чувак к другу, недавно эмигрировавшему в Польшу. Пошли гулять. Зайти в музей современного искусства решили. Прошли через рамки, детекторы и прочее.

И тут выясняют у охранников, что вход в музей — соседний. А это — Конституционный суд.

Когда спускались, приятель услышал разговор поляков за спиной:

-Как они могли подумать, что это музей, с такими-то мерами досмотра?

-Так а ты не видишь, что они из России?

4 January 2019. — Nakhabino (Russia)