News in Simple Russian. 1-5 January 2019

Although Russia is on a long vacation, there were several pieces of news, some of which really shocked the country.

The most symbolic and, fortunately, the funniest piece of news was brought to us by the very first seconds of the year.

News in Simple Russian with CityLion. 1-5 January 2019

Enjoy!

5 January 2019. — Nakhabino (Russia)

Охранники

Я только сегодня, наконец, для себя самого внятно сформулировал, что не так с тем, как нас доёбывают постоянно проверяльщики всех мастей.

Давайте порассуждаем. Ну при всём неуважении к полиции и при всём понимании, что они — что-то вроде киндзадзашных эцилопов, согласитесь, их приставания на улице:

  • крайне редки;
  • сколько ни доводилось, например, при проходе на митинг, проходить досмотр, всегда было «будьте любезны», «откройте, пожалуйста» и прочее-прочее.

Стать полицейским — как-никак, но минимальный образовательный и инструктажный ценз есть.

Василий Ложкин

Но речь о «чоповцах».

Нет, вы, конечно, можете сидеть безвылазно дома (у меня такое бывает, когда я закапываюсь в работу), или жить в глухомани (как моё замкадское Нахабино), — тогда, конечно, вас никто может и не дернуть за весь день.

Но нас бесконечно дёргают:

  • при входе на вокзал;
  • при входе в метро;
  • на входах в крупные торговые центры;
  • часто мудаки на выходах из крупных торговых центров с их «предъявите чек»;
  • при входе в музеи, театры, крупные библиотеки и прочие объекты культуры;
  • при входе в официальные учреждения (школы, суды, университеты);
  • кондуктора в наземном транспорте, перепроверяющие зачем-то за автоматическим валидатором у входа (это хорошо известно жителям Петербурга).

Что я еще забыл?
Как бы там ни было. Клоню я к чему.

А кто — эти товарищи, идущие на такую «чоповскую» работу?

В основном это люди едва-едва с образованием (не спорю, может, где-то в регионах есть исключения от безнадеги), которые, может, лет двадцать тому назад работали бы просто ночным сторожем на заводе или охранницей овощебазы. Они бы высовывались к вам только в том случае, если вы нарушаете их территорию.

Последние полтора десятка лет эта чоповская тараканья рать расползлась и расплодилась зловонной массой по всем нашим городам — и, если присмотреться, беззастенчиво лезет из каждого угла. Чуть ли уже не гордо тыкая тебе в харю: «Я — охранник, а ты передо мной ку два раза.»

Я уже предчувствую обвинения в том, что я неуважительно отношусь к охранникам.

Да, я отношусь к ним с неуважением, особенно в свете того, что, например, Петербургский метрополитен совершенно открыто даёт вакансии с обещанием зарплаты по 48 тысяч рублей как минимум. Посчитайте, сколько их, дармоедных, стоит около каждого входа, учтите, что смен там две-три за сутки, перемножьте; далее помножьте на количество станций — и вы ужаснетесь, сколько тратит метрополитен на кормежку этих дармоедов. Это только так, на приблизительную вскидку — отталкиваясь от официального релиза.

Скрин с сайта Петербургского метрополитена

И идите подальше вы, повторяющие шизофреническую присказку про то, что они там «для безопасности». Никакой безопасности они не обеспечивают. Они на входах создают пробки из людей — самые желанные места для этих ваших террористов, если бы им это реально было надо.

Есть версия, что эти рабочие места создаются как «социально гарантированный заработок» (эдакая «безусловная оплата», потерпевшая крах в Финляндии) — они не имеют ни навыков, ни образования, они ничего не производят и не делают ничего полезного, доёбываются до людей, получают за это бабло и по неписаной договоренности не сбиваются в новые ОПГ.

Пока не сбиваются.

На закуску расскажу историю. Не помню, от кого слышал.

Приехал чувак к другу, недавно эмигрировавшему в Польшу. Пошли гулять. Зайти в музей современного искусства решили. Прошли через рамки, детекторы и прочее.

И тут выясняют у охранников, что вход в музей — соседний. А это — Конституционный суд.

Когда спускались, приятель услышал разговор поляков за спиной:

-Как они могли подумать, что это музей, с такими-то мерами досмотра?

-Так а ты не видишь, что они из России?

4 January 2019. — Nakhabino (Russia)

Season’s greetings!

Here’s a fantastic New Year’s video postcard for all of us: the first seconds of 2019 in Gorky Park (Moscow).

Just amazing and very inspiring.
And yes, very promising.

(The video’s not mine. Just posting it here for everyone to see.)

2019’s first seconds

1 January 2019. — Dzerzhinsk (Russia)

News in Simple Russian. Start. 1 Jan 2019

Let’s try and see how far it goes.

Welcome to the experimental project: news in Simple Russian. It is half-way between journalism and education: on the one hand, it is for those trying to brush up their skills of understanding the spoken language, on the other hand, it might be a good source of news for journalists who need quick access to current Russian news in the original.

1 January 2019 is probably a good day for a start: everyone is making fireworks and congratulating each other, wishing all the best to their friends and family.

And the streets are empty, so we can walk around enjoying the real snow paradise.

The quality of the picture is low for the time being. We’ll fix everything little by little.

1 January 2019. — Dzerzhinsk (Russia)

As is

CityLion wishes you a fantastic New Year and hopes it will be a huge success in all respects. To all of us. And what is the best day to start something new? The first day of the year, of course!

CityLion.TV is about cultural studies and history of society. Whatever the form, our attempts will always evolve around journalism, education, and art.

There will be quite a few different projects, some longer, some shorter (both in time and form), but the basic principle will remain.

The biggest challenge for us is, however, to finance the project through crowdfunding, without obtrusive advertising sticking out of every corner. Yes, it is difficult, but it is one of our fundamentals: volunteering.

This is probably the most difficult part of it (morally): to remind you every time that donations are welcome. But weighing between ads and reminders, we chose donations.

Whatever the situation, we will always treat the fact it as it is, facing the reality however absurd or hard it it. We will at least try to.

Subscribe to our other projects already active today.

 1 January 2019. — Dzerzhinsk (Russia)