Я решил подвести кратчайший (тезисный) итог (с некоторым упрощением) развития белорусского языка в XX-XXI веках.

Начало XX. Требуется кодификация. Появляется два варианта — кириллическая (ориентированная на русский) и латинская (ориент. на польский) запись. Принимают вариант реформы Тарашкевича (кириллица) за его полноту.

1933. Отказ от системы Тарашкевича. Принудительная реформа языка с целью приблизить его нормы к русскому.

1945-1990. Латиница практически вне закона (см. статью). Тарашкевица запрещена, используется «официальная» версия от 1933, в Вики именуемая «академическая». Зарубежные белорусы шлют советский вариант 1933 подальше и пишут тарашкевицей.

С 1990. Назад к тарашкевице не получается, начинается по сути мутация с внесением некоторых правил тарашкевицы в вариант 1933. В интернетах пишут как слышат — говорят, что это и есть «настоящая тарашкевица», ну хз. Поверим на слово.

XXI в. Ситуация с языком сравнивается с Ирландией — уже давно независимой, но где ирландский маргинален в использовании и вертится в кругах интеллектуалов. В Белоруссии многие издания не могут договориться до сих пор между собой.

Из-под русского чтение белорусских текстов не составляет труда, требуется только перевод некоторых польских корней («выконвайце хуткасны рэжым» — «соблюдайте скоростной режим»).

Правил при изучении не ищите: многие моменты штормит, как шлюпку в бурю. Просто читайте.

На фото — стихотворение Максима Богдановича «Слуцкие ткачихи» (классика литературы) в чистой тарашкевице (публикация до 1933).City Lion