Стравинский встретился с Набоковым (композитором, братом писателя) в 1966 в Гамбурге. Набоков притащил вискаря — и два величайших ума двадцатого века под камерами (которые, по признанию Стравинского, не отпускают его от самой Канады) дурачатся и ерничают: “водичка там, в сортире”; вспоминают, как будет “влажность” на всех им известных языках; называют вискарь “the best translator in the world”. Короче, два самых милых старика, каких я только видел. Я нашел свой идеал старости!