Немного о хачах

Я тут сначала пошутил: мол, что же теперь — «хачапури» нынче неполиткорректное название? Мол, куда мир катится…

И дальше, как водится, слово за слово — но я начал раскручивать вопрос, откуда лексема «хач» к нам пришла.

Грузинское «ხაჭაპური» сразу маловероятно для хоть какого-то приближения, поскольку ხაჭო [xɑtʃʼɔ] это «творог». Ну нет, потому что — нет: ни в какие семантико-исторические ворота.

Этимологическое объяснение, как выясняется, достаточно простое. Корень «хач» в разных вариациях (haç, хоч, кач, кеш, коч…) зафиксирован в большинстве тюркских языков со значением «крест».

Тюркские народы (по всей видимости, прежде всего азербайджанцы) вроде как называли армян «хач», так как те были христиане и носили крест. Впоследствии это распространилось и на русских, когда те добрались до Кавказа.

Далее происходит узусный не просто сдвиг, а переворот на 180 градусов — и слово уходит в русский с совсем иными коннотациями.

Тюркский корень «хач» в значении «крест» имеется и в самом армянском «Խաչ» [khatʃ].

Исправляю. Меня очень смущало, что «Хачатур», по сути «Христофор», вроде как получается из корней тюркского и индоевропейского. Сейчас прилетело разъяснение, ибо я запутался, пока разгребал.

В действительности армянский корень «хач», напротив, ушел в тюрские (и теперь все встает на свои места окончательно): khatii — исходный корень, сближается с литовским kotas «палка», латышским kats «деревянная рукоятка».

8 May 2019. — Saint Petersburg (Russia)