И если жмот…

Сенная — клоака ещё та. Тут из динамиков можно услышать неожиданное. Например, группу «Дюна», популярную в девяностые. «Вот, зарыт в амбаре пулемёт, вот на помощь мы спешим…»

И тут прострелило — вспомнилось. Запишу и выплесну сразу — стоя здесь, у канала. Чикалов с его этими хезбурскими маффинами подождет, даже если припозднюсь.

…Девяностые. Кабинет математики. Класс седьмой или восьмой. Перемена.

Я напеваю популярный в эти дни мотивчик — «вот, зарыт…»

Через пару парт сидит крупненькая девочка — румяная, большеголовая.

-Может, тебе ещё и налить за спасение души?

«И если жмот, и если денег не даёт,

То пусть нальет за спасение души…» —

подхватываю весело я.

Через пару недель или месяц всем классом Лену Рыбакову хоронили. Лицо в ранах и синяках. Зачем-то фотографируют ее в гробу. Вспышки.

-Лена поехала к прабабушке в пригород в гости и попала под автобус, — объяснили нам.

Уже по студенческим годам мне шепнули, что ее убили, когда она поехала «на вызов, ну ты понял’.

Леночка, тебе же там наверху налили ведь за спасение души и тебе же уже совсем не больно и все забылось?

6 April 2019. — Saint Petersburg (Russia)