Без тошниловки

Когда два года назад мне сказали «Шагай атсель, старый гондон», я думал семнадцатое марта сделать «днем френдоцида» — удалять тех, кто молчушничает и не общается.

Потом, когда понял, что в целом никому особо не нужен, испугался, что удалять придется всех. И решил так: кто не со мной, тот просто сам сбегает. А я потом, когда от меня что-то требуется, делаю наивный вид «в-фб-спишемся». Люблю оправдашки слушать.

Как же у меня чешутся руки позвонить и вымолить еще три с половиной года издевательств надо мной:

— Как это было здорово в первые месяцы после финала: такого эффективного надрыва работы у меня не было никогда до. И все успокоилось в начале 2018.

Что обернулось другой стороной — совершенно иным сожалением. Сожалением о спокойствии.

В конце концов, мы что-то создаем не на диване с маффином и йогуртиком в руке, а на оголенном нерве мучений. Сытое искусство вызывает тошноту.

17 March 2019. — Saint Petersburg (Russia)